Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Have you news of my boy Jack?

Моя отзывчивость на ...

Фильмы:

Collapse )


Прозу:

Collapse )


Сериалы:

Collapse )

Будет дополняться новыми рубриками и ссылками.

P.S. Господа "тысячники", стремящиеся ими стать, мастера художественного перепоста - я черствый и бездушный тип, который вряд ли ответит взаимофрендом, кто надо и так у меня во френдленте, а новые блогеры в данных категориях меня не интересуют.


Мой адрес в дриме
:
https://jack-kipling.dreamwidth.org

Перечитывая "Англия и англичане" Джорджа Оруэллa.

Вообще-то переслушивая в исполнении Чонишвили, но не суть важно.  Главное, это полная ассоциация в великолепным романом  Марриэта "Мичман Изи" ака "Мичман Тихоня". Если у прославленного писателя-мариниста ответственным патриотом осознанно становится либеральный юноша из богатой семьи, то в случае с Оруэллом это как раз крайне левый интеллектуал, причем больше даже европейский, чем британский.


Да несомненно перелом в мировоззрении начался уже на фронте в Каталонии за два года до, но окончательно все оформляется именно в тот "darkest hour" весны сорокового года под немецкими бомбами. Отличные статьи и эссе, очень всем советую. Становится понятным, почему он дальшге писал "1984" и сотрудничал с разведкой.

"История Испании" Артуро Перес-Реверте.


Держали мир за яйца -  рефрен всей книги, прям таки неизбывная "nostalgiya" а ля рюс.

Начиная чтения я опасался, что автор окончательно решил уйти в акунинщину, сделав собственный проект по обзору "Жития Отечества Нашего", подведя таким образом вроде как итоги своего пути. И по большому счету я ошибся. По сравнению с этим опусом серия Григория Шалвовича это настоящее академическое исследование, написанное хорошим литературным языком, довольно взвешенное (по крайней мере в первых прочитанных мною книгах) по отношению как к историческим процессам, так и личностям им представленным. сему находится рациональное объяснение в свете условий того времени и устройства общества.


Здесь же все нарочито вызывающе в духе авторских сборников статей и рецензий уже изданных прежде на русском. Абсолютная поверхностность, показная агрессия слога уровня дворовой шпаны из домашних мальчиков, неуклюже пытающейся воспроизводить манеру поведения "крутых". Чтобы типа дошло до последнего дебила. Особенно это явно в первых главах где история полуострова от незапамятных времен и вплоть до реконкисты представлена фактически сборником анекдотов. Зачем расписывать про знаменитых уроженцев как Сенека или Траян, если все испанское начнется лишь с вторжения мавров в восьмом веке? А потому все в одно слово и с хи-хи и ха-ха. Дальше чуть получше и поподробнее, честно показаны конкистадоры - реальные отморозки, но честно рисковавшие собственными шкурами как во славу страны, так и собственного благополучия, и, волей-неволей основавшие всю эту Латинскую Америку какой мы ее знаем.
Ну а реальный фокус сконцентрирован на последних двух веках, начиная от наполеоновского вторжения и заканчивая концом франкистской системы к восьмидесятым годам двадцатого века. По сути это реально показано одной гражданской войной с перерывами на реформы. Империя рушится, попытки ее консервации оборачиваются ростом национального сознания каталонцев и басков, вместе с развитием капитализма в их регионах и одновременным  угасанием станового хребта - Кастилии, что  фактически аукается и до сих пор.


Стоит ли ее читать? Да, стоит. Это книга не столько об истории Испании, хотя многим не имеющим понятия о предмете будет интересно (благо журналистский стиль язвительного и неполиткорректного автора на месте, как и  удачный перевод), а о жизненной позиции довольно большого круга испанских интеллектуалов, а может даже и европейских. Им не по нраву нынешний зачастую самоубийственно "либеральный" подход ко многим проблемам как общества, так и государства, особенно в свете заигрывания с национальными и сексуальными меньшинствами уже дошедшей до "позитивной" дискриминации американского образца.
Но и камланиями о духовных скрепах, избранности нации, особом пути развития, лишней хромосоме и прочем "охранительском" бреде их не привлечь. Потому как наелись этого по горло во времена франкизма. И дело даже не в периоде кровавой гражданской войны с репрессиями и гонениями, а долгих годах после, когда режим генералиссимуса до  несколько ослаблял хватку заигрывая с США и ЕС, то, особенно в последние годы, становился опасным и непредсказуемо агрессивным как загнанная в угол крыса. Тут уж Пересу-Реверте виднее, потому как он родился и почти треть своей жизни провел при режиме промывавшем мозги молодому поколению начиная уже с детсада и заканчивая университетами, непрерывно зудя о национальном величие и спасителе отечества от "либеральной и социалистической заразы".

От государства не отставала союзная ему католическая церковь считавшая долгом залезть в постель к каждой испанской семье с целью регуляции сексуального поведения супругов, ибо другой половой жизни не должно быть априори. Тут уж саркастических упоминаний о исповедниках укоряющих прихожанок о том, что они позволили делать на супружеском ложе с собственнымии мужьями, ну никак не меньше чем сентенций о держании за яйца всего мира в лучшие годы империи. Тут уже становится понятно  это взрыв чувственного и часто провокационного стиля кинематографа от Альмодовара, Луны, Аранда и других после демократизации страны.

" - Как пройти в библиотеку? - В три часа ночи?! Идиот!" (ц).

 Сегодня в 3 часа ночи на границе взяли армянскую ДРГ в составе 6 человек с взрывчаткой. Минобороны Армении заявила, что типа они просто проводили инженерные работы у своей части. 

Инженерные работы, угу, в 3 часа ночи )   


 



This entry was originally posted at https://jack-kipling.dreamwidth.org/253885.html. Please comment there using OpenID.

"Улица без радости" Бернард Б. Фолл


"Ну а теперь - "Крутое пике"!!!" - Каламбур "журнал видеокомиксов".

- Там даже пахнет жареной свининой, - сказал один из ошеломленных уцелевших из 1-й роты. – Но эта ужасная бензиновая вонь все портит.

В первую очередь выражаю благодарность Олегу Климкову dannallar за самоотверженный труд по переводу и распространению на бесплатных онлайн-ресурсах.

Собственно, суть книги раскрывается в авторском подзаголовке "Французский разгром в Индокитае" и это действительно первое всемирно известное исследование причин фиаско Парижа  в том регионе написанное довольно интересным языком и с наглядными примерами той военной повседневности. Сам автор, Бернард Фолл, был действительно незаурядной личностью с бурной биографией. Будучи по происхождению австрийским евреем, он потеряв родных во время Холокоста, еще будучи подростком сражается во французском Сопротивлении, затем вступает младшим офицером в марроканскую дивизию "Свободной Франции" и участвует в освобождении Европы. Затем учеба в лучших университетах США, принятие гражданства и судьбоносное решение писать докторскую диссертацию по  Индокитаю, что привело его на место событий и послужило причиной создания книги.
Сама книга лишь поверхностно охватывает в самом начале первый период войны с марта 1946-го по начало 1950 года, концентрируясь на последних четырех годах конфликта вплоть до Женевских соглашений, а также нескольких месяцев после них. Фолл, тем самым, честно описывает именно те события свидетелем которых он был лично, либо по свидетельствам очевидцев в военных чинах и званиях. Кроме того , подчеркивается помощь французского Минобороны в дальнейшем доступам к архивам с целью прояснения всей картины крупномасштабных боевых операций.
Сразу должен предупредить, что автор почти не касается  финальных боев за Дьенбьенфу, ограничиваясь в конце книги рассмотрением отдельных тактических моментов, вроде использования артиллерии и аспектов авиаснабжения, но это никак не делает данную работу менее интересной, скорее даже наоборот.
Перед нами очень сильная и обьемная картина начала катастрофы французской колониальной системы в регионе несмотря на все попытки сохранить если не статус-кво то хотя бы определенное ничейное положение. На момент временной потери контроля над регионом из-за японской оккупации Франция около полувека активно осваивала регион, вводила свою систему управления, выстраивала экономические цепочки, налаживала связи с местными элитами, воспитала франкофонную колониальную администрацию и часть силовых структур из аборигенов. И все это летит в тартарары буквально за пару лет и к моменту высадки французского десанта в северной части Вьетнама с целью восстановления власти колониальной администрации ничего поправить уже нельзя.
Collapse )
uxmylka

Кажется понял, откуда в "Апокалипсисе сегодня" культовая фраза про напалм поутру.

- Там даже пахнет жареной свининой, - сказал один из ошеломленных уцелевших из 1-й роты. – Но эта ужасная бензиновая вонь все портит.

"Улица без радости" Бернард Б. Фолл

Спасибо, что дожил.

Появились новости, что в армянском Ербулуре уже вырыли могилу для генерал-майора Аркадия Тер-Тадевосяна - палача Ходжалы и организатора операции по захвату Шуши. Обычно в таких случаях следует пожелания с упоминанием стройматериалов вроде стекловаты и прочего бетона.

 
 
Но это детские сказки. Нет никакого посмертного воздаяния, ни самого постмортем. Самое главное, что он успел увидеть что все плоды его стараний, за что его провозглашали национальным героем, обратились в прах. Увидеть и осознать всю тщетность и бессмысленность своей жизни, а также и то, что с этим придется жить его потомкам. Это лучше любого пожелания адского пламени и вечных мук.
 


This entry was originally posted at https://jack-kipling.dreamwidth.org/249683.html. Please comment there using OpenID.

"В сумасшедшем доме" Соломон Бройде.




Продолжаю экскурс в творчество советского плантатора и писателя букв руками афроамериканцев от литературы. На этот раз его вторая и, одновременно, последняя лично написанная книга. Предположение об сильнейшем влиянии творчества Бройде на писательскую тусовку времен РАППА и прочих богемных вольниц вплоть до момента  создания Союза Писателей, из простого предположения перешло в твердую уверенность. Не удивлюсь, что уже именно с этой книги "Аль Капоне" начал потихоньку использовать наемный труд молодых и подающих надежды советских литераторов, ибо местами до удивительного схожие моменты в стиле и сюжетах.

Заметно выросло влияние и самого Соломонa Оскаровича. Так, если на его первый опус "В советской тюрьме", рассмотренный мной ранее, писал предисловие некий Мещеряков, то спустя каких-то два года для новой "нужной книги" минирецензию в прологе накатал сам, в будущем, великий и ужасный Андрей "Ягуарович" Вышинский, уже тогда сидевший в кресле прокурора, правда пока еще не всесоюзного значения.
Бывший меньшевик бывшего меньшевика видит издалека. Однако, Вышинский рецензируюемую вещь не читал, и сомневаюсь, что даже просмотрел по диагонали. Именно из-за его предисловия повсюду в говорится о 16 месячном пребывании автора в Пречистенской психиатрической клинике. Это разумеется не так. Данное событие было лишь небольшим, в пару недель эпизодом, тюремной  одиссеи Бройде в  "треугольнике" -  Бутырки, Таганки и Лефортово. Другое дело, что эти недели оказались намного более яркими и насыщенными чем остальные долгие месяцы в обычных тюрьмах.


Началом служит типичная ошибка заключенных всех времен и народов - томимые тюремными порядками, они начуинают "играть дурочку" надеясь убить сразу несколько зайцев - сменить строгий режим на светлые и уютные палаты лечебницы, злобных охранников в шинелях - на добрых санитаров в белых халатах, "кума" - на лечащего врача. Соломом Оскарович идет тем же путем напрашиваясь на прием к тюремному психиатру и используя природный артистизм получает вожделенное направлениуе на предварительное освидетельствование в сумасшедший дом.
Collapse )

"В советской тюрьме" Соломон Бройде.


" ... эти чистые глаза, этот уверенный взгляд он видел в Таганской тюрьме в 1922 году, когда и сам сидел там по пустяковому делу."  (c) "Двенадцать стульев" Илья Ильф, Евгений Петров.

Очень интересный экспонат, настоящая библиографическая редкость 1923 года издания, от советского "Аль Капоне" от литературы, искренне ненавидимого своими более знаменитыми коллегами, как те же Ильф и Петров, за редкую, даже для совписов, беспринципность, барство и широкое использование литературных негров.
Начало было знакомству было положено упоминанием бройдевского "В плену у белополяков" как примера наглого переписывания и присваивания реальных дневников очевидцев тех событий наемными писателями с последующей минимальной редактурой и изданием под своим именем. Скачав электронный формат и начав читать сталкиваешься со специфическим стилем журналюг Серебряного века, со всеми этими зачастую неуместными  красивостями и рефлексиями. Словом, знаменитый "Маховик - Принц Датский", но не про трамвай, а про войну и плен.
Желание, все же узнать, каков же был оригинальный стиль, будущего плантатора на ниве литературы, я нашел сканы данной книги, его первой книги в качестве писателя новой страны и новой власти. При всей моей нелюбви к чтению сканированных страниц я увлекся и быстро проглотил ее за сутки. Видимо это первое, уж простите за повторяющееся сравнение, документальное произведение о советской тюрьме изданное, к тому же, не эмигрантом и не заграницей.


Для современного маркетинга я бы предложил слоган "Меньшевик на передержке, или как я перестал беспокоиться, перековался и полюбил Советскую власть". Всем советую не пропускать предисловие Мещерякова, довольно точно замечающего, что автор уж слишком перебарщивает со степенью облагораживающего эффекта советских мест лишения свободы и их роли в создании новой личности. Вообще, становится ясным за что большевики брезгливо презирали "попутчиков" из меньшевиков, в основе бывших полными ничтожествами, не знающими как уж как погибче прогнуться, посильнее унизиться, получше лизнуть новым хозяевам жизни.



Но если отрешиться от авторских заморочек, то предстает интересная картина шестнадцати месяцев 1920-21 годов в стенах Бутырской, Лефортовской и Таганской тюрем, времени когда массовые расстрелы как метод решения проблем сходят на нет и начинается возврат к классической пенитенциарной системе. Самым тяжким периодом является начальный двухнедельный "карантин", в течении которого заключенные реально заперты по камерам и не имеют права на получение передач и свободного графика хождения "на оправку".
Затем же начинается переход в свой корпус и коридор с заселением в камеру и вот тут начинается режим который сходен разве, что со скандинавскими тюрьмами, причем даже не для уголовников, а скажем для мигрантов перед депортацией:
Collapse )