Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Алик Морозов

Оригинал взят у spectat в Пионер Али
В продолжение темы подвиг пионера Коли Щеглова

Турецкий дальнобойщик Али Диндж обратился в уголовный суд с жалобой на свою жену за то, что она оскорбляла Эрдогана. При этом сказал, что поступил бы так же даже в отношении своего отца. Оскорбление президента является уголовным преступлением в Турции.

Видео: erdoğan'a hakaret ettiği için eşini şikayet eden adam

На турецком: Cumhurbaşkanına hakaret eden eşine suç duyurusu
На английском:
Turkey's culture of snitching

Мехметчики, не подведите родные

Вся эта клика доводящая страну до исламского мракобесия должна как минимум вылететь из большой политики с волчьим билетом, а как максимум висеть на фонарях. Только армия и генштаб держали ее на плаву и надеюсь эта система восстановится.



UPD: По моему вышло - по TRT1 идет официальное заявление ведущей. Обьяляется комендантский час.
По NTV пишут о заявление премьера о перевороте и показывают технику и солдат на улицах.

UPD: Все еще колеблется, исламисты хотят бросить народ на аэропорты и площади. Проэрдогановский канал NTV призывает к этому, Эрдоган по скайпу обращается к сторонникам

"Секретный террор" Георгий Агабеков


Преинтереснейшее чтение от одного из самых известных перебежчиков из советской разведки. Больший объем и ценность информации о деятельности органов советской власти и спецслужб западные"оффисы" смогут получить только тридцать лет спустя от Олега Пеньковского.

Десятилетие становления ОГПУ как главной шпионской конторы "молодого рабоче-крестьянского государства" в жесткой конкуренции с Наркоминделом и Коминтерном, подразделения которых зачастую выполняли те же функции совершенно независимо.

Георгий Агабеков (настоящие имя Григорий Арутюнов), по сути представляет большой отчет, составляемый всяким перебежчиком, начавшим сотрудничество с контразведкой и последовательно выжимаемого как лимон на предмет явок-паролей-кличек своих бывших соратников по невидимому фронту. От этого повествование, в основном стройное, периодически слегка перемещается во времени вперед и назад, повторяется, дополняется новыми подробностями уже изложенных фактов. Но несмотря на некоторую сухость и отстраненность, понятную в связи с избранным жанром, чтение очень интересно и познавательно.

Вообще охват повествования приятно удивляет: борьба с басмачеством в начале двадцатых и ликвидация его лидера Энвера-паши, дипломатическо-разведывательная миссия в Афганистане и Персии, советские внутренние разборки с троцкизмом на протяжении всего описываемого десятилетия, описание и характеристики многих десятков рядовых и крупных сотрудников, особенно интересны портреты Ягоды и Берия, только начинавших свой путь наверх.
Collapse )

"Нечестивец, или Праздник Козла" Марио Варгас Льоса



Известный факт, мало кто в мире может так живописать диктатуру как латиноамериканские писатели. Печально,что целый континент вдохновившись идеями прав человека и гражданина, а также  имея перед глазами  примеры США и революционной Франции, течении почти двадцатилетней непрерывной кровавой войны с метрополией сумел завоевать свободу, и, практически сразу после победы превратился в россыпь  тираний  различного сорта. Декларируемые принципы свободы и равенства перед законом стали прикрытием для авторитарных режимов с собственными культами властвующих президентов и генералов. Парламент, судебная система, конституция зачастую написанная по американскому образцу, выборная система исполнительной власти - все это шельмовалось и подгонялось под очередного "отца нации" и "эру процветания".

Писатели, уроженцы континента, часто Нобелевские лауреаты по литературе, прекрасно показывали все оттенки этой почти магической власти раздутых ничтожеств над целыми народами и странами в течении долгих десятилетий террора, сменяемых годами анархии и произвола, приводящих  к власти очередного диктатора. Но в прославленных романах Маркеса и Астуриаса, было, на мой взгляд, слишком уж много "магического реализма" и акцентирования на всяких индейско-креольских народных притчах и прочих иносказаниях сдобренных неуемным местным темпераментом
Тут же наоборот, выверенное, даже несколько "подсушенное" повествование о тридцать первом годе "Эры Трухильо" (1961 г.н.э.) в Сьюдад-Трухильо (быв. Санто-Доминго) Доминиканской республике, когда Генералиссимус Рафаэль Леонидас Трухильо попадает в сложное положение. Ему, имевшему огромный вес в регионе благодаря тесным контактам с прежними администрациями президентов США, с кучей тамошних конгрессменов и сенаторов, регулярно получавших прямые денежные вливания за лоббизм из госбюджета банановой республики; и самому получавшему миллионные субсидии еще тех крепких долларов без пересчета на нынешнюю инфляцию для борьбы с коммунизмом;  а также прощалось очень многое в том числе и массовая резня гаитянских иммигрантов, и даже похищение и убийство противников режима прямо на территории США; теперь предъявляется счета к оплате.

Причем противниками становятся казалось бы вернейшие союзники, все тридцать лет поддерживавшие режим. Ватикан с которой казалось бы совсем недавно был подписан официальный конкордат через неподконтрольных епископов с американскими паспортами начинает официальные проповеди в доминиканских церквях с осуждением за террор против политических конкурентов внутри страны и нарушении прав человека. Администрация Кеннеди, в свою очередь сыта по горло потерявшим берега диктатором, который теперь  устраивает через свои спецслужбы не ликвидации всяких социалистов, а теракты против президента лояльной Венесуэлы, из чувства "испытывания такой личной неприязни". Отдельной строкой идут дебоши и кутежи его любимого чада Рамфиса посланного в США на учебы в военную академию. После скандала когда  влиятельная американская газета раскапывает, что суммы потраченные плейбоем на всяких  суперзвезд тогдашнего кино, вроде Ким Новак, превышают официальную военную помощь США Доминиканской республике, тамошние девушки вынуждены клеить на свои автомобили стикеры "насосала, а не подарок диктатора".

Введенные по инициативе гринго санкции, казавшиеся поначалу смешными, разгоняясь рушат экономику острова, не меньшим злом для народного хозяйства становится его многочисленные алчные родственники на тепленьких должностях старающиеся под шумок и его личные запреты вывести валюту в надежные места вроде Швейцарии. Да и еще возрастные проблемы с простатой (70 лет как-никак) при имидже супермачо заставляют срываться в насилия над несовершенолетними девочками из семей соратников, чем давно уже промышляют все члены его семьи мужского пола.
Среди этого всего мы увидим зарождение заговора, покушения, много сцен пыток и довольно бессмысленной жестокости и столь же необъяснимой трусости, а также постепенного выхода страны из состояния шока под названием "эра Трухильо".

Отдельно хочу выделить фигуру Балагера, формального президента Доминиканской республики, а на самом деле безвольную, на первый взгляд, марионетку в руках генералиссимуса. Явно автор  чувствовал к нему искреннюю симпатию, и сам образ реального политика выдержан просто блестяще. Обычный скромный и чиновник умудряется спокойно за год начать переходный период при том, что все реальные рычаги власти, как-то спецслужбы и армия находятся в руках семейки Трухильо жаждущей устроить в стране массовые расстрелы с концлагерями за любимого отца, мужа, брата, дядю. Сцена когда Балагер не повышая голоса ставит на место ворвавшихся в его кабинет пятерых аналогов "академика в спортивном костюме с золотым пистолетом" просто достойна восхищения.
.

"Это все придумал Черчилль в восемнадцатом году!" Точнее Джеймс Джастин Мориер.

Крупный дипломат и замечательный писатель, этакий Астольф де Кюстин для Персии, при том что его взгляд была намного мягче и оптимистичнее чем у того же Мирзы Фатали Ахундова. Его "Похождения Хаджи-Бабы из Исфагана" вышедшие в Лондоне в 1824 году были запрещены к изданию в Персии вплоть до 1951 года, тем не менее активно распространялись тамошним самиздатом. Причем местными диссидентами и вольнодумцами авторство приписывалось ряду местных писателей и просветителей - Мориер не зря ел свой хлеб посланника и прекрасно изучил страну пребывания за семь отпущенных дипломатической службой лет.

" - Франки толкуют о каких-то гражданских добродетелях, любви к отечеству, заботливости о благе общем, – молвил везир далее, – у нас этого никто не понимает. Это должны быть особенные западные аллегории. Какое нам дело до отечества или до общего блага? У нас отечество там, где живут мусульмане. Оно может разделяться на тысячу политических отечеств, владычество над которыми, по словам самого закона, принадлежит сильнейшему. Так, мы теперь имеем Персию, составленную из многих областей, когда-то бывших независимыми: ею управляют победители туркменского происхождения. Через год они могут быть побеждены турками, англичанами, курдами или русскими, и политическое отечество наше пропало. Но, и без того, пусть шах умрёт сегодня, то аллах ведает, что завтра будет с Персиею! Сыновья его разнесут её по всем концам свету, и опять не будет Персии. Умру я, шах похитит моё наследство; умрёт мой сын, имение его перейдёт в казну того, кто низвергнет шаха или его сына. Какое ж тут отечество? О каком общем благе можно помышлять в государстве, где большая часть жителей с нетерпением выжидает нового покорителя, полагая, что при нём будет лучше, потому что хуже уж быть нельзя? Поэтому когда мы спорим с франками о позволении им посещать наши гавани или разъезжать по нашим областям, то мы только торгуемся с ними о подарках. Мы не делаем им никаких уступок, потому что без уверенности, сохраним ли до завтра политическое наше существование, нам и уступать нечего. Выторговав у нас за безделицу важную для себя выгоду, они радуются и приписывают это своему искусству или нашему невежеству. Пусть себе радуются: я знаю только то, что шах и я, и мы все, надуваем их порядком, предоставляя им права и преимущества, в исполнении которых никто из нас не может ручаться сроком до сегодняшнего вечера."
uxmylka

Габровцы шуткуют.

Честно говоря все эти сборники про чувство юмора одного болгарского городка особого смеха не вызывали - ну видимо специфическое понятие смешного где славянское смешивается с похождениями тюрко-тролля Насреддина.
Но последняя инициатива с неприглашением Путина на годовщину освобождения от османского ига в пику приглашению Эрдогана... Это я вам скажу троллинг 80 левела, причем обеих сторон, хотя до "султана" по ходу это так и не дошло )



Have you news of my boy Jack?

Рецензировать иль не рецензировать - вот в чем куэсчен

Посмотрел недавно милое и в хорошем смысле анимешно-няшное турецкое кино о османском пилоте времен ПМВ, в котором, в кои-то веки, не тошнит от пафоса со всеми этими юбилейными Дарданеллами.
Но, учитывая сложную политическую обстановку и преобладание российских френдов, вкупе с нежеланием пустого срача за политику вообще, и турецкие ВВС в частности, хочется узнать вокс попули.



Рецензировать иль не рецензировать

Рецензировать
34(100.0%)
Удар в спину...
0(0.0%)