jack_kipling (jack_kipling) wrote,
jack_kipling
jack_kipling

ВЕЛИКАЯ ВОЙНА

Оригинал взят у qebedo в ВЕЛИКАЯ ВОЙНА
31 МАЯ 1916 (ЮТЛАНДСКИЙ БОЙ)

Что там впереди, за туманом? Битти это, или Гран-Флит?
Глава авангарда фон Хиппер в бинокль от волнения влип.
Матросское сердце тоскливо сжалось в матросской груди:
как быть, если снизу море, и море же впереди?

На море в окоп не влезешь, здесь всюду и фронт, и тыл,
тут пара грозных дредноутов может парою стать могил.
И всем одинаково страшно, матрос, адмирал – все равно…
Как быть, если сзади море, и сбоку тоже оно?

О, Битти тактик отменный, он жертвует два корабля,
с командой, конечно. Естественно – война не забавы для.
И несколько сотен матросов отправлены рыб веселить,
зато теперь Джеллико может фон Шеера подловить.

Однако море – не шашки, здесь правил никто не писал:
подул не оттуда ветер и плотный туман разогнал,
и все расчеты нельсонов накрыло встречной волной,
и пушки немецких линкоров гулко запели «отбой».

Протер окуляры фон Шеер и громко сказал: «Zurük!»,
так, будто играли в ванне, и папа сказал: «Genug
И перед носом Гран-Флита флот рейха сумел уйти,
отправив на дно двенадцать – двенадцать взамен девяти.

Что ж, тигр снова загнан в нору, и может только рычать,
и если хотеть, то можно тот бой и победой считать.
Вот только никто не спросит, никто не посмеет спросить –
за что с двух посудин матросы отправлены рыб веселить?

САЛОНИКИ 1916-1918

Два года дождь и слякоть,
простуда и понос –
спасаем вашу шкуру,
мсье Венизелос!
Колючие окопы,
баланда и паек...
а что за порт хреновый?
Салоники, дружок!

«Концлагерь добровольный!» -
германский штаб острит.
А наших генералов
все мучает гастрит.
Гниет мундир на теле,
оскалил зёв сапог...
А что за порт хреновый?
Салоники, дружок!

Как в ноевом ковчеге –
француз, британец, серб,
зуав и россиянин
жуют в окопах хлеб.
Франше д’Эспри, наш маршал,
Стегает сапожок...
А что за порт хреновый?
Салоники, дружок!

НОЯБРЬ 1917 (ПАСХЕНДАЛЕ)

Пасхендале, Пасхендале,
бывший райский уголок,
перепаханный железом,
сталью валит нынче с ног.

Кровь доходит до колена.
Снова утро, снова в лоб.
Режет проволоку резво
девонширский паренек.

Через час его ботинки
будут целить в облака.
Отвоюет сотню метров
батальон его полка.
               
Перебьет две сотни немцев,
потеряв две пятьдесят.
Подполковник с пулей в сердце
упадет на грязный скат.

Дурь высоких командиров
кровью хлещет на поля…
Маршал Хейг обнял ногами
спину белого коня.

НОЯБРЬ 1917 (КАМБРЕ)

Взревели танки, как стадо слонов –
от ног стальных дрожала земля.
И жадный оскал пулеметных ртов
кусал человеческие штабеля.

Фон Марвицем зря хрипел телефон,
и Хейгу в глаза уже лез Берлин.
И вместо солнца всходил с утра
английских знамен полосатый блин.

Но странный запах терзал носы:
иприт! Остывали в горле слова.
И вновь поползла сероватая пыль
германской пехоты сквозь бруствера.

И в блин уже плющился бывший танк,
приняв на себя плевки «толстых берт».
А души убитых, шепча: «Vielen Danк!»,
шли к богу строем на званный обед.

ГАЗА (1917)

Лежит солдат английский,
присыпанный песком,
мундир кавалерийский,
проколотый штыком.
Где он с коня сорвался,
в которой из атак?
Героя не дождался
манчестерский кабак.

Когда от пары штурмов
внезапно заболел
посредственностью бурной
отчаянный Добелл –
сменили генерала,
фон Кресса визави.
Поставлен у штурвала
умнейший Алленби.

И он сумел прорваться
на север и восток.
И снова покрывался
уланами песок.
И на исходе года
сомкнулся с клином клин –
наградой для пехоты
стал Иерусалим.

28 ИЮНЯ 1919 (ВЕРСАЛЬ)

Подписан долгожданный мир,
ликует вся Европа;
в канкане дама и жуир
проносятся галопом.

И выю гнет социалист,
и кайзер в эмиграции.
Вернул Эльзас седой министр,
а так же репарации.

И vae victus – снова галл
так говорит в совете…
А незаметный всем капрал
Страдает в лазарете.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments