jack_kipling (jack_kipling) wrote,
jack_kipling
jack_kipling

Categories:

"В сумасшедшем доме" Соломон Бройде.




Продолжаю экскурс в творчество советского плантатора и писателя букв руками афроамериканцев от литературы. На этот раз его вторая и, одновременно, последняя лично написанная книга. Предположение об сильнейшем влиянии творчества Бройде на писательскую тусовку времен РАППА и прочих богемных вольниц вплоть до момента  создания Союза Писателей, из простого предположения перешло в твердую уверенность. Не удивлюсь, что уже именно с этой книги "Аль Капоне" начал потихоньку использовать наемный труд молодых и подающих надежды советских литераторов, ибо местами до удивительного схожие моменты в стиле и сюжетах.

Заметно выросло влияние и самого Соломонa Оскаровича. Так, если на его первый опус "В советской тюрьме", рассмотренный мной ранее, писал предисловие некий Мещеряков, то спустя каких-то два года для новой "нужной книги" минирецензию в прологе накатал сам, в будущем, великий и ужасный Андрей "Ягуарович" Вышинский, уже тогда сидевший в кресле прокурора, правда пока еще не всесоюзного значения.
Бывший меньшевик бывшего меньшевика видит издалека. Однако, Вышинский рецензируюемую вещь не читал, и сомневаюсь, что даже просмотрел по диагонали. Именно из-за его предисловия повсюду в говорится о 16 месячном пребывании автора в Пречистенской психиатрической клинике. Это разумеется не так. Данное событие было лишь небольшим, в пару недель эпизодом, тюремной  одиссеи Бройде в  "треугольнике" -  Бутырки, Таганки и Лефортово. Другое дело, что эти недели оказались намного более яркими и насыщенными чем остальные долгие месяцы в обычных тюрьмах.


Началом служит типичная ошибка заключенных всех времен и народов - томимые тюремными порядками, они начуинают "играть дурочку" надеясь убить сразу несколько зайцев - сменить строгий режим на светлые и уютные палаты лечебницы, злобных охранников в шинелях - на добрых санитаров в белых халатах, "кума" - на лечащего врача. Соломом Оскарович идет тем же путем напрашиваясь на прием к тюремному психиатру и используя природный артистизм получает вожделенное направлениуе на предварительное освидетельствование в сумасшедший дом.
Далее следует картина маслом, почти полностью отображенная Ильфом и Петровым в злоключениях несчастного  вице-короля Индии заключенного в разум простого совслужащего с "плохой" анкетой - бухгалтера Берлаги. Внезапно, лечебница производит в стократ худшее впечатление чем даже карантинный изолятор Бутырки. Урки в отличии от прямо таки восторженного впечатления в предыдущей книге  здесь наводят хтонический ужас на новичка. Он ни в какую не хочет попасть к ним на первый этаж, понимая что симулянты маясь от скуки любят играть по понятиям с всякими "фраерами", вроде него, в разного рода игры с последующим как минимум избиением, если не совсем уж противоестественными вещами.

Даже оставшись в палате с вроде как тихими обитальцами легче не становится.
С одной стороны, вроде никто не пичкает насильно всякими психотропными препаратами, санитары не избивают; медицинские сестры еще не приобрели того фирменного советского лоска хамства и безнаказанности,описанного уже Зощенко в конце двадцатых; врачи участливы и заинтересованы в пациентах; кормят вполне себе сносно.
С другой же. Ну вроде, также как и с Берлагой кажется что в твоей палате находятся сплошь культурные и воспитанные симулянты, стремящиеся откосить от тюрьмы или иных проблем в больнице на полном довольстве. Да, среди них вроде имеются даже и подозреваемые  в шпионаже иностранные подданные, бывшие партработники убившие кого-то в исступлении, просто тихие сумасшедшие с внезапными припадками активности.

Но с каждым днем атмосфера становится все более саспенсной и триллерной. Игра с целью обмана профессиональных психиатров в комиссии не так безобидна как кажется. Грань имитации  нарушения психики и ее реально непоправимое  изменение почти не ощутима. Ожидание комиссии и ее приговоров приводит к реальной неврастении, как вирус заражающей всех окружающих, кроме того реальные сумасшедшие со временем начинают казаться автору вполне здравомыслящими людьми. В их доводах все больше логики и определенного разума.
Чего стоит коммунист-антисемит, с планами предоставления Ленину и Троцкому плана по очищению Советской России от засилья от "жидов", особенно если ему доврерят для начала провести программу хотя бы в одном уезде, поставив там начальником.


Самым запоминающимся пациентом становится племянник знаменитого хирурга-экспериментатора, ассистирующего ему во всяких инновационных  методиках вскрытия людей с целью обнажения лучшего в них с дальнейшим преобразованием в идеальное. Бедный родственник утверждает, что в последнее время добровольно служил дядюшке предметом экспериментов по пересадке мозга в тела животных. А именно в данное время ему пересадили мозг собаки и так не вернули его собственный.
Информация к размышлению - в начале того же 1925 года в ходе обыска у Булгакова изъята рукопись "Собачьего сердца".


A cамой жалостливой - история 14 летней девочки, которая под влиянием бессмертного романа Федора Михайловича, решила скосплеить Родиона Романовича. Старушкой процентщицей выступила родная мать с которой сложились сложные отношения. Но девичьих сил оказалось недостаточно для моментального убийства спящей с первого удара, да и потом все получалось не ахти как. Ангельское лицо и искренее расскаяние с постоянными попытками совершить суицид производят довольно гнетущее впечатление.
Tags: history, literature, literature?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments