jack_kipling (jack_kipling) wrote,
jack_kipling
jack_kipling

Categories:

Питеру Бладу - 100 лет.

Ровно сто лет назад, 3 декабря 1920 года в журнале "Premier Magazine" уже известный английский писатель исторических и приключенческих романов Рафаэль Сабатини начал печатать цикл рассказов под названием "A Tale of Brethren of the Main". Очень скоро большинство из них войдет в знаменитую "Одиссею", а "Сокровища Санта Марии" и "Кровавые деньги" останутся ждать своего часа до "Хроник капитана Блада" одиннадцать лет спустя.


Довольно интересно читать эти, фактически пока еще наброски к знаменитому циклу. Замечаешь, что флагман нашего героя, бывший кроваво-красный испанский фрегат "Синко Льягас" именуется отнюдь не "Арабеллой", а "Коллиной", да и губернатором Тортуги является вовсе не обходительный д'Ожерон, а некий де Лa Плас. При том, что имеется и линия со строптивой мисс Бишоп, и история легкомысленной старшей дочки французского губернатора позволившей негодяю Левасеру  провернуть свое "похищение" с абордажем голландского брига.

Плюс, знаменитый финт Сабатини, известный лишь тем кто перечитывал его произведение в оригинале, когда высокий штиль повествования под старину довольно быстро переходит к простому, ибо читатели журналов были  образованной публикой,в отличии от покупателей нон-фикшн литературы, которые предпочитали, чтобы с ними общались на понятном языке.
Так, знаменитый "биограф" Блада  и его бессменный штурман Питт позже быстро пройдет по лестнице уменьшительно-ласкательных наименований Джеремайя - Джереми - Джери в "Одиссее", а "Братия Испанского Мэйна" ("Brethren of the Main" тут уж моя переводческая инициатива) станет простонародным  "Береговым братством" (Brothergood of the Coast).

К моменту журнальной публикации Сабатини было уже 45 лет из которых  двадцать он провел в статусе признанного автора исторических романов жившего на гонорары от изданий, и, подобно Моэму, связывавшемуся с государственной службой лишь кратковременно, по зову долга в качестве работника разведки во времена Великой войны. Писатель уже заточил перо описывая героев обремененных не только отвагой, но и природным умом напополам с находчивостью, отягощенной классическим образованием, зачастую еще и  высшим. От героев "Вечеров Истории" и Оливера Трессилиана ака Сакр аль-Бара из "Морского ястреба" Сабатини быстро прокачался до своих лучших героев - Питера Блада и Андре-Луи Моро из "Скарамуша", над которыми беллетрист работал одновременно и сумел опубликовать с небольшим интервалом.
Но, именно Питер Блад стал наиболее живым и многосторонним героем его творчества, его вершиной. Думается потому, что Сабатини придал ему многие свои личные черты. Солдат, моряк, бакалавр медицины, пират, губернатор также как и его создатель есть дитя двух культурно-религиозных парадигм - католичества своих отцов и протестантской этики своих матерей. Итальянец и ирландец, каждый из них стал в итоге англичанином, благодаря детству у родителей матери в первом случае, и, генам "неугомонных морских бродяг" Сомерсетшира, во втором; как, и, конечно силой внешниx обстоятельств (Великая война и мятеж Монмута с ссылкой на Барбадос) приведшие обоих к официальной службе английской короне.

Любима читателями и  знаменитая горькая ирония, а когда и сарказм человека пожившего-повоевавшего, а теперь вынужденного смотреть как окружающие совершают глупости разной степени опасности, ведущие как минимум к потере собственного здоровья и жизни, а зачастую затрагивающие и невинных свидетелей. Что не мешает, Бладу быстро реагировать острой сталью в плоть, или  чем увесистым (бутылка, кувшин) в голову всякого индивида решившего, что "докторишка" является гнилым интеллигентишкой не способным защитить себя и своих близких.

К сожалению, в переводе потерялась также его неистребимая, непроизвольно вырывающаяся при большом волнении, особенность "давать петуха ирландца" в пику обычной манерности речи выпускника английского колледжа. Про смягчение классического русского перевода предназначенного для школьников (первое издание 1957 "Детгиз") я писал ранее.

К сожалению, Сабатини в дальнейшем не стал развивать "франшизу" и написал много позже "Хроники" и особенно "Удачи капитана Блада", чисто "на отвали", во многом из-за  периода выхода из затяжного личного и творческого кризиса в начале 30-х годов. Части не вошедшие в "Одиссею", а также другие наскоро  состряпанные по жанровым клише новеллы были наскоро вставлены  в сборники, и, не заботясь о связи с оригиналом, особенно касательно хронологии а также следованию характерам и событиям, и просто выброшены на прилавок. Как сейчас дополнительные материалы и неудачные дубли с пропущенными сценами к выходу фильма на ДВД и Блюрей. В чем-то еще цгхувствовался мастер, но во многом это было уже не то.

После хорошей голливудской экранизации 1935 года с Эролом Флинном и ряда поделок европейских студий, книгу и его героя на Западе фактически забыли сразу после смерти писателя в начале пятидесятых. Из знаменитых нынче прозаиков его упоминает разве, что Артуро Перес-Реверте, сам являющийся динозавром в жанре исторического и приключенческого романа.
На территории СССР, наоборот, с первой же публикации в 1957 году, сделанной отставными советскими разведчиками, Питер Блад получил вторую и намного более продолжительную жизнь. Потому как где еще школьники одной шестой части земного шара могли еще встретить такую концентрацию абордажей и морской романтики на страницу, да еще и в антураже Карибского бассейна времен Золотого века Пиратства. Можно, конечно возражать, приводя примеры с Робинзоном, Шарки и даже небольших библиографически редких  тиражей книг об истории морского разбоя, но все это было не то, и не в таком количестве, и в такой доступности.  И даже неуключая советская экранизация не испортила его репутацию.
Так, герой Сабатини был плотно с читателями примерно до конца девяностых, пока его как и остальных персонажей приключенческой литературы не оттеснили во второй эшелон массового читателя новые герои свежеоткрытого фентези и неизданного прежде сайфая.
Но и сейчас приятно открыть "Одиссею" и убедиться, чт,о и стиль, и экшен, и характеры по прежнему хороши и увлекательны, как и крылатые латинизмы всегда удачно применяемые бакалавром-солдатом-каторжником-пиратом-адмиралом-губернатором Питером Бладом.

Tags: literature, memories, искусство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments