July 10th, 2016

no, Oh

Смертельный аромат ноосферы.

Едешь  по просьбе уехавших на дачу родственников на их квартиру с целью закинуть пару вещей. Почитываешь с целью скоротать дорогу юнгеровскую "Борьбу как внутреннее переживание", причем останавливаешься аккурат на этом моменте:

"Некоторые растворялись в зеленоватую рыбную мякоть, которая по ночам проблескивала сквозь разорванные мундиры. Если на нее наступали, то нога оставляла фосфорические следы. Другие высушивались, превращаясь в известковые, медленно осыпающиеся мумии. У иных мясо как красно-коричневый желатин стекало с костей. Душными ночами опухшие трупы просыпались к таинственной жизни, когда скопившиеся газы с шипением и бульканьем выходили из ран. Но самым страшным, тем не менее, было бурное копошение, вытекавшее из тех, которые состояли только лишь из одних бесчисленных червей.

Почему я должен беречь ваши нервы? Разве мы сами не лежали однажды четыре дня в ложбине между трупами? Разве нас всех там, мертвых и живых, не покрывал плотный ковер больших, сине-черных мух? Куда уже больше? Да: там лежал тот, с которым мы порой делили ночное дежурство, иногда бутылку вина и кусок хлеба. Как может говорить о войне тот, который не стоял в нашем кругу?"


И после этого при входе в квартиру обнаруживаешь идущий из кухни удушливый запах разложения. Эти идиоты умудрились уходя выключить холодильник с морозильной камерой, где аккурат было с два килограмма разных видов мясца. Две недели при тридцатиградусной жаре... Амбре...  Словом, Эрнста я понял мгновенно.

Далее следовало переложение сего расползающегося тухлого и желатинно-жировоскного (привет руссо-журналисто) в пакеты, а также мойка и проветривание холодильника и всей кухни. Как я не блеванул не понимаю до сих пор. Десятикратное умовение рук не дало ощутимых результатов. Мокрые ароматные салфетки на спирту - зомби разгромил парфюмерный отдел.
В метро на обратном пути некоторые пассажиры почему-то менялись в лице, несколько бледнели и начинали грустить. Запах смерти, тонкой струей пробиваясь через мыло и дезинфекцию вселял в души пресловутое "memento mori"

Надо будет хорошенько и многократно принять душ и протереть себя спиртом и любым одеколоном.