April 18th, 2016

Have you news of my boy Jack?

О зодчем кремля московского белокаменного или как полезно в отрочестве грызть нудные истроманы

Сегодняшняя лента принесла целых два примера информационного вброса о фальсификации азербайджанским академиком истории постройки первого каменного Кремля в Москве, еще за сто лет до гастарбайтеров Фиораванти сотоварищи, с ссылкой на сей сайт.

Не касаясь самого факта, благо уж сколько раз убеждался, что все попытки сыграть по армянским лекалам с "древнейшим беспроводным телеграфом" в современную информационную эпоху выглядят уже даже не смешно а жалко, как карго-культ с соломенными самолетами, я решил узнать оттуда все-таки "академик" сие выкопал, ибо на полную самодеятельность это не было похож.

И тут я вспомнил мои неоднократные неудачные попытки в детстве прочитать роман о Куликовской битве. из серии "История Отечества в романах, повестях, документа". Сам роман назывался "Дмитрий Донской" под авторством Бородина и входил в том под названием назывался "Живая вода Непрявды".


Это, конечно, не был зубодробильный Тынянов, но сам стиль тоже гладостью не отличался и я так и не прочел его целиком, несмотря на неоднократные читательские штурмы, при том что в конце восьмидесятых тема Куликовской битвы стала мейнстримом с многочисленными публикациями в журналах и переизданиями книг для школьников. Само описание битвы Бородину удалось и я оставив очередную попытку просто перелистывал на нее.

Однако, аккурат в первой трети романа действитыельно встречался архитектор - "шемаханский персиян", благо сам термин мне уже тогда был ясен (уроженец города Шемаха в Азербайджане) и поэтому запомнился:

Collapse )

Сам роман был написан в 1940 году, а уже в следующем получил Сталинскую премию 2 степени.

Очень интересно, особенно если учитывать время написания, издания и награждения. Массовая популяризация русской и российской истории с раздачей как "плюшек" ее пропагандистам, так и "затрещин" ее "фальсификаторам" прежде бывшим на коне, как например Демьян Бедный. Не секрет, что автор одноименной премии сам очень любил читать исторические романы, сценарии по ним и делать замечания насчет прочитанного напрямую авторам. Фактически, товарищ Сталин и был последней инстанцией в сфере цензуры, уж тем более таких раскрученных произведений идущих на премию. И если уж внезапно главным зодчим белокаменного Кремля оказался не какой-нибудь безвестный пращур Бармы и Постника, а будущий так сказать соотечественник из союзной республики, то по крайней мере крамолой против великого русского народа это высочайше не сочли.

Хорошо, но тогда встает вопрос, как и почему Сергей Бородин ввел в роман такого экзотического персонажа? Обычно, все совписы начиная от Алексeя Толстого и заканчивая Михаилом Веллером ловились на две очень простые приманки - "творческие поездки" в братскую республику или край с многодневными беспрерывными банкетами с многочисленными подарками от трудящихся, и, крупные издания в подчиненных местных издательствах с нехилыми гонорарами (обычно на это велись начинающие прозаики).
Однако беглое ознакомление с биографией писателя такого не выявляет - единственная творческая поездка на Кавказ была лишь в Армянскую ССР в 1933 году, остальные были нацелены на советский Туркестан, благодаря чему и появился его опус магна о Тамерлане в конце творческого пути.