October 30th, 2015

Have you news of my boy Jack?

Вика и Беня смотрят на тебя как на спасителя Балкан от османского ига

Финальная сцена раритетного ныне британского "Премьер-министра", вышедшего весной 1941 года, байопикa о славном строителе Pax Britania Бенджамине Дизраэли.


Последний кадр, как и впрочем и весь настрой картины, вполне соответствует знаменитой сцене в переводе Гаврилова)


При единственном просмотре бросалась в глаза определенная бюджетность картины, чему были объективные причины, в первую очередь война, вызвавшая отток лучших кадров в Голливуд вместе с одним Кордой (создавшим там бессмертные картины "Багдадский вор" и "Книгу джунглей"), другой же остался в Англии и видимо перенаправил все основные средства на свой проект  "Леди Гамильтон", который выйдет спустя полгода после "Премьер-министра".
Фильм повествующий о Дизраэли не может не касаться кризиса 1878 года, когда Британия едва не начала войну с Россией  из-за условий Сан-Стефанского договора. Здесь же именно на нем сделан основной акцент картины не лишеной легких оттенков  русофобии. Впрочем впоне понятной в свете реакции британского правительства на пакт Молотова-Риббентропа и последующие затем провокации английской разведки по вбросу СССР дезы о подготовке Германией мифического плана "Барбаросса" (сарказм, сарказм).
Именно марширующие армейские колонны русских являются  final boss'ом о опасности которого вещает весьма смахивающий на образ дяди Сэма премьер Дизраэли. Основной посыл: они понимают только язык силы, а не слова, и пока мы твердо не жахнем по столу тем, чем надо, нас не будут воспринимать всерьез.

Последняя схватка происходит на прямых переговорах с русской делегцией, глава которой решает применить коварное оружие монголо-казаков, под видом гостеприимства  опоить и закормить гостя до смерти.
Но Дизраэли тут показывает, что может не только пейсать буквами романы  и политически гадить России - дует вино бутылками, как воду из под крана, одновременно работая челюстями подобно газонокосилкe, пожирая мясные блюда со скоростью лесного пожара. Глубоко изумленный представитель российской делегации сдается и подписывает нужное владычице морей.

Ну и финальная сцена с королевой Викторией под ручку на балконе перед ликующей толпой, с видом явно говорящеим "не грози Букингемскому дворцу попивая водку из самовара в своем Санкт-Петербурге"