June 18th, 2014

Have you news of my boy Jack?

А том как "попал" пан Швейк.

Оригинал взят у corporatelie в Österreichische Statistik или мухи пана Паливца
Австрия 1904.jpg


Вести с полей.
В рамках подготовки диссертации нашел таки статистику движения заключенных в Австро-Венгрии(вернее, собственно, в Австрии) в 1885-1910 гг. Что следует отметить и что сразу резануло взор после беглого ознакомления с данными.

1. Какое-то запредельно большое количество политических заключенных для такой небольшой империи, явно, на первый взгляд, больше, чем в России 1885-1908 гг. (при всем сатрапстве А3 и раннего Николая 2), насчет столыпинского периода укрощения революции пока неясно.

Агент тайной полиции Бретшнейдер с коллегами совершенно очевидно не терял время зря и не сидел без дела, а ЕИВ Франц-Иосиф всех затер своими усами . В связи с этим не могу не процитировать бессмертное:

"В трактире «У чаши» сидел только один посетитель. Это был агент тайной полиции Бретшнейдер. Трактирщик Паливец мыл посуду, и Бретшнейдер тщетно пытался завязать с ним серьезный разговор.

Паливец слыл большим грубияном. Каждое второе слово у него было «задница» или «дерьмо». Но он был весьма начитан и каждому советовал прочесть, что о последнем предмете написал Виктор Гюго, рассказывая о том, как ответила англичанам старая наполеоновская гвардия в битве при Ватерлоо.
— Хорошее лето стоит,— завязывал Бретшнейдер серьезный разговор.
— А всему этому цена — дерьмо! — ответил Паливец, убирая посуду в шкаф.
— Ну и наделали нам в Сараеве делов! — со слабой надеждой промолвил Бретшнейдер.
— В каком «Сараеве»? — спросил Паливец.— В нусельском трактире, что ли? Там драки каждый день. Известное дело—
Нусле!
— В боснийском Сараеве, уважаемый пан трактирщик. Там застрелили эрцгерцога Фердинанда. Что вы на это скажете?
— Я в такие дела не лезу. Ну их всех в задницу с такими делами! — вежливо ответил пан Паливец, закуривая трубку.—
Нынче вмешиваться в такие дела—того и гляди сломаешь себе шею. Я трактирщик. Ко мне приходят, требуют пива, я наливаю. А какое-то Сараево, политика или там покойный эрцгерцог—нас это не касается. Не про нас это писано. Это Панкрацем пахнет.
Бретшнейдер умолк и разочарованно оглядел пустой трактир.
— А когда-то здесь висел портрет государя императора,--
помолчав, опять заговорил он.— Как раз на том месте, где теперь зеркало.
— Вы справедливо изволили заметить,— ответил пан Паливец,— висел когда-то. Да только гадили на него мухи, так я убрал его на чердак. Знаете, еще позволит себе кто-нибудь на этот счет замечание, и посыплются неприятности. На кой черт мне это надо?
— В этом Сараеве, должно быть, скверное дело было? Как вы полагаете, уважаемый?..
На этот прямо поставленный коварный вопрос пан Паливец ответил чрезвычайно осторожно:
— Да, в это время в Боснии и Герцеговине страшная жара. Когда я там служил, мы нашему обер-лейтенанту то и дело лед к голове прикладывали.
— В каком полку вы служили, уважаемый?
— Я таких пустяков не помню, никогда не интересовался
подобной мерзостью,— ответил пан Паливец.—На этот счет я не любопытен. Излишнее любопытство вредит".

6.png

5.png

<...>
— А какие оскорбления государю императору делаются спьяна? — спросил Бретшнейдер.
— Прошу вас, господа, перемените тему,— вмешался трактирщик Паливец.— Я, знаете, этого не люблю. Сбрехнут какую-нибудь ерунду, а потом человеку неприятности.
— Какие оскорбления наносятся государю императору спьяна? — переспросил Швейк.— Всякие. Напейтесь, велите сыграть вам австрийский гимн, и сами увидите, сколько наговорите. Столько насочините о государе императоре, что, если бы лишь половина была правда, хватило бы ему позору на всю жизнь. А он, старик, по правде сказать, этого не заслужил. Примите во внимание: сына Рудольфа он потерял во цвете лет, полного сил, жену Елизавету у него проткнули напильником, потом не стало его брата Яна Орта, а брата — мексиканского императора— в какой-то крепости поставили к стенке. А теперь на старости лет у него дядю подстрелили. Нужно железные нервы иметь. И после всего этого какой-нибудь забулдыга вспомнит о нем и начнет поносить. Если теперь что-нибудь разразится, пойду добровольцем и буду служить государю императору до последней капли крови! — Швейк основательно хлебнул пива и продолжал: — Вы думаете, что государь император все это так оставит? Плохо вы его знаете. Война с турками непременно должна быть. «Убили моего дядю, так вот вам по морде!» Война будет, это как пить дать. Сербия и Россия в этой войне нам помогут. Будет драка!
В момент своего пророчества Швейк был прекрасен. Его добродушное лицо вдохновенно сияло, как полная луна. Все у него выходило просто и ясно.
— Может статься,— продолжал он рисовать будущее Австрии,— что на нас в случае войны с Турцией нападут немцы. Ведь немцы с турками заодно. Это такие мерзавцы, других таких в мире не сыщешь. Но мы можем заключить союз с Францией, которая с семьдесят первого года точит зубы на Германию, и все пойдет как по маслу. Война будет, больше я вам не скажу ничего.
Бретшнейдер встал и торжественно произнес:
— Больше вам говорить и не надо. Пройдемте со мною на пару слов в коридор."


2.Аховая смертность за решеткой в 1880-е(на первый взгляд), хуже, чем в Российской Империи, хуже, чем во Франции и раз в 7 хуже, чем в Англии. Цынга, тиф, туберкулез: все как полагается и даже чуть более того.

Как итог: у меня уже есть возможность построить статистические ряды на основе австрийской, французской, ирландской, итальянской, частично английской, швейцарской, американской, шведской и бельгийской статистики. Собираю эти данные уже более трех лет, должно получиться любопытно.