March 3rd, 2014

Have you news of my boy Jack?

Вольный город // Wolne miasto (1958)


"Выражаю благодарность всем жителям Данцига за многолетнюю и непреклонную преданность! Великая Германия приветствует вас от всего сердца!" - голос из радиотрубы посреди заполненной народом главной улицы.


Удивительно  хорошее, и вместе с тем сдержанное,  кино об одном из драматичных событий начала Второй мировой войны - обороне польского Главпочтамта в Гданьске 1 сентября 1939 года.
Последний мирный летний месяц в вольном городе с преобладающим немецким населением. Чисто, просторно, уютно, аккуратно. Кругом надписи на немецком языке, полиция униформе сходной с коллегами в рейхе, свой аналог гитлерюгенда бегает в галстуках и коротких штанишках, хохдойч вольно льется по улицам.

Единственно что раздражает местных, так это польские госслужащие, в основном работники польской же государственной почты и моряки торгового флота новой Речи Посполитой. Есть еще подчиненный Варшаве военно-транзитный склад Вестерплатте в окрестностях, но  его обитатели сидят у себя и не показываются. Во всех них местные жители же видят лишь символ издевательского Версальского договора унизившего Германию, кроме того они постоянно пытаются нагло расширить свою власть. Им принадлежит железная дорога и особое почтовое управление, принимающее письма только с польскими адресатами.
Атмосфера накаливается постепенно, без дикого визга и улюлюканья толпы.
Сначала, молодые люди в кожанках, прибывшие из Гамбурга,  и,  размещенные на ночлег в зданиях немецких школ, начинают избивать почтальонов в "неправильной" униформе. Затем на почтовых ящиках с польской государственной символикой начинают малевать свастику. Потом в городских кафе перестают принимать заказы на польском языке. В пивной завязывается драка местных штурмовиков с моряками торгового флота "неправильной" страны, по итогу которой полиция забирает в участок лишь гостей города.

Идет и любовная история "немца" с неправильной фамилией Новак и польки с "правильной" фамилией Герман. Он закончил немецкую гимназию и хочет избавиться от своих славянских корней, а она принципиально не хочет подтверждать свою возможную арийскую родословную.
Поляки понимают нарастающий кризис и начинают отсылать семьи в Польшу. Правда, не все хотят ехать и мыкаться по чужим углам. Тем более, что новости скорее ободряющие: мировое сообщество осуждает Гитлера за антипольскую кампанию в рейхе, вот-вот со дня на день должна прибыть англо-французская комиссия и все наладится, Чемберлен опять что-то грозно сказал. На крайний же случай, из Варшавы прибыли три тяжелых ящика и несколько новых "работников почты" в штатском, непосредственно в подчинение заместителя почтамта, имеющие специальные инструкции по данному поводу. При форс-мажоре, которого конечно не будет, надо лишь удержать здание в течении 12 часов до подхода помощи из Польши.

Вместо международный комиссии  в Данциг с официальным визитом вежливости прибывает немецкий линкор "Шлезвиг-Гольштей", вроде учебный корабль, но с настоящей батареей крупнокалиберных орудий. Набережная заполнена радостным народом с цветами и "правильными" флагами. С польскими служащими перестают церемонится и выкидывают из домов вместе с вещами, они вынуждены уходить в здание почтамта.

В ночь на 1 сентября приходят ободряющие новости о посредничестве Италии, союзницы Гитлера, в дипломатическом разрешении противоречий. Это расслабляет поляков спокойно ложащихся спать в немногочисленных кроватях и креслах свой конторы.
В четыре утра раздается взрыв и начинается штурм. В заветных ящиках есть пара пулеметов и  винтовок с десятком пистолетов. Надо обязательно выдержать эти двенадцать часов. Ведь помощь обязательно придет, ведь поляки не бросят своих в ставшем враждебном городе.

По настоящему героическая реальная оборона четырех десятков некомбатантов против  двух сотен эсэсовцев, поддержанных броневиками и артиллерией, снята прям таки подчеркнуто скупо и отстранено. Все максимально затушевывается и даже выхолащивается. То ли особенности польской киношколы того времени, то ли нежелание выпячивать героизм "панской" Польши, то ли и то и другое. Желающие могут погуглить "Оборона польской почты в Гданьске" и убедиться сами.

На мой взгляд самый сильная сцена, показывающая работу военной пропаганды: берем с рук контуженной польской старухи труп девочки, вместо него вкладываем винтовку, пару раз щелкаем  фотоаппаратом, вуаля.

Collapse )